• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: секундные заглюки (список заголовков)
18:06 

"-С чего начать? -Пожалуйста, с начала."

За культуру ответишь!
* * *
Меня разбудил шум метеоритного дождя. Я открыл глаза: на маленьком астероиде моя кровать, тумбочка, и пара домашних тапочек. Разгуливая по своей маленькой Земле и пытаясь припомнить, что же случилось, я вдруг понял:
Я же проспал апокалипсис!


Логика никогда не была моей сильной стороной... Даже начинать приходится с конца.:smiletxt:

@темы: секундные заглюки

22:06 

Вооружившись хаси

За культуру ответишь!
Как здорово после ужасно долгого дня смотреть через витражное окно японского ресторанчика на всё ещё спешащих куда-то прохожих! В такие минуты мир становится так уютно прост... И даже шестая часть суши теперь - не более чем полоска водорослей, несколько рисинок, и кусочек сырой рыбы. :fog:

@темы: секундные заглюки

22:27 

Грустно и красиво

За культуру ответишь!
Белая ночная рубашка воздушно, но не без некоторой фривольности облегало Её юное, шестнадцатилетнее тело. Она медленно двигалась вперёд, ступая босыми ногами по пыльной и безжизненной земле, раскинувшейся ровно на столько, на сколько хватало взгляда. Неподалёку виднелось какое-то скопление народа, а в воздухе стояли пространные монологи, не отягощённые особо ни новизной, ни целью, ни смыслом.

Когда Она подошла поближе, то оказалось, что это сборище – не просто толпа, а огромная очередь, начало которой пропадало где-то в кипящем воздухе. В ней стояли одинаковые, похожие на Неё люди, возраста примерно от тринадцати до двадцати лет.

Когда расстояние между Ней и этими людьми сократилось до нескольких шагов, перед Её глазами возник человек, длина усов которого, пожалуй, могла сравниться лишь с высотой его цилиндра. Помимо вышеупомянутого головного убора на нём был фрак, узкие брюки в тонкую полоску, короткие белые перчатки, а в руке он держал чёрную тросточку, как у шоуменов из классических мюзиклов.

– О-о! Новоэ Поступлэние! – Прокричал он, бодрым шагом подходя к ней – Прэкрасно! – взял Её за руку и потащил за собой. Она едва успевала. – Вот, пожалуйста, вставайтэ суда! – указал Ей место за девушкой, стоявшей последней в колонне. – Аатлично, сегодня особэнно много! – человек с усами белоснежно улыбался. – Значит так, вы у нас будэте э-э… – тут он достал из кармана брюк блокнот с привязанным к нему карандашом. – Вы у нас будэте восэмь тысач триста дэвяноста вторая. – Что-то размашисто записал в своём блокноте и перевел взгляд на неё. – Падаэте из окна? – Она как-то рассеяно кивнула, слегка тряхнув жёсткими огненно-рыжими волосами.

Человек в цилиндре кинул взгляд куда-то в начало колонны.

– Ну, что там такоэ?! Уже пять минут никакого движэния! – Стукнул тросточкой по земле и улыбнулся Ей – Извинитэ: столько дэл…

И тотчас метнулся куда-то по направлению к началу очереди. Теперь его сценически выразительный голос доносился издалека:

– Ну, молодой чэловек, ну что вы так долга? Вы же задэрживаетэ движэние! Давайтэ, давайтэ, побыстрэе, оглянулись вокруг, посмотрэли на бушующие волны, вспомнили её, ту ночь на бэрегу, когда вы были вмэсте, а морэ такое красивоэ и тёплоэ нэжно ласкало вас. Сэйчас вы ничего не видэте в этих волнах, кромэ бушующэго и нэобъяснимо манящэго рока судьбы. Как романтична смэрть во власти безудэржной стихии!.. Ну, быстрэе, молодой чэловек, вы здэсь не одни!

Через несколько секунд колонна сделала шаг вперёд. Теперь голос человека в цилиндре вещал для какой-то девочки о непередаваемом ощущении уюта и теплоты, когда вскрываешь себе вены в ванной.

Но Она уже его не слушала. Она осмотрелась: перед Ней и за Ней стояли тысячи одинаковых плоских фигурок, казалось, вырезанных из картона. Все они, были такими же как Она: безымянными и бесполезными. Рождёнными только с одной целью – умереть. Умереть «красиво» на потеху их создателей, которым вдруг приспичило задуматься о романтике смерти. И творений у этих создателей оказалось так много, что пришлось создать такую вот очередь. Но что до этого Ей, восемь-тысяч-какой-там? Она не способна ни мыслить ни говорить. Разве что думать вслух. Монологами, не обременёнными новизной, смыслом и целью, однако с претензией на философию в глазах автора.

Извините, больше у меня нет времени на этот мир.

@настроение: усталое

@темы: секундные заглюки, Рассказ

18:45 

Под настоение

За культуру ответишь!
Дождь нервно постукивал по стеклу и щелчками бил по круглым лбам демонов-кариатид за окном. В комнате как всегда стояли сумерки со жгучей примесью табачного дыма. Я лежал на массивной кровати с тёмно-зелёным пологом, эпохи не помню какого по счёту Карла. Машинально поглаживал Её по разметавшимся каштановым волосам, и казалось, так прошла уже не одна вечность. Она так и уснула, сжав в руке с перебинтованным запястьем мой нательный крест. Боль монотонными ударами передавалась от кончиков крыльев к лопаткам и в голову, но я боялся пошевелиться: Ей сейчас обязательно нужно спать.
В окне с треском сверкнула молния, осветив строгие портреты на стенах, напольные часы, время на которых давно перевалило за тринадцать, чёрную люстру с паучьей тенью на потолке и Её ресницы, на которых собирались тяжёлые, крупные капли. Что она видит сейчас?

@музыка: "Bring Me To Life", Evanescense; "Кошка", Fase2Fase

@темы: Секундные заглюки, Настроение

22:48 

По случаю вспомнилось:

За культуру ответишь!
А. Ф.

В чёрно-жёлтую полоску
Облачается прогресс:
«Я люблю тебя!» и сноска:
«Без учёта НДС».

@настроение: удовлетворённо-облегчённое

@темы: Стёб, Секундные заглюки, Къ сему руку приложилъ, Стихи

22:42 

Под настроение

За культуру ответишь!
Маленькое существо с вечностью звёздной пыли в глазах сидело на макушке паркового фонаря, изящно распустив по сторонам белоснежные крылышки. Несомненно, один я во всём мире сейчас заметил его здесь. И улыбнулся, глядя поверх прицела рогатки. Маленькое существо взглянуло на меня с философской печалью во взоре, а я проговорил: «Наверное, ты последний, да? Вот, держи». И отпустил резинку. Ещё мгновение, и вот уже вниз летят, медленно кружась в воздухе, белоснежные пёрышки. А за ними – осколки фонарного стекла. Усмехнувшись, я бросил рогатку в ближайшую урну, и побрёл по аллее прочь.
......................................................................................................................................................................................
Пожалуйста, не стреляйте в ангелов: фонари жалко.

@настроение: см. выше

@темы: Секундные заглюки

20:59 

Борьба с собой:

За культуру ответишь!
Что такое идиот, и как с ним бороться?!

@темы: Я, Секундные заглюки

17:54 

ОРЗ

За культуру ответишь!
Тут подумал: у этой аббревиатуры есть и положительные стороны: "Обеими Руками За", например... :)

@музыка: "Малыш", Глюкоzza

@настроение: кхе-кхе...

@темы: Секундные заглюки

17:06 

Сегодня у неё День рождения...

За культуру ответишь!
MORE
посв. Мо

За окном снова вьюга. Улица вязнет в мутной белизне. Земля и небо, дома и машины, пол и потолок, стремянки и вёдра – там всё белое от снега, здесь – от известки. И единственным тёмным пятнышком на этой бессмысленной белизне – ты.
Холодно. Жутко холодно. Мир на ремонте – не топят. А на тебе – ничего, кроме тонкой чёрной маечки на бретельках, застиранных «семейников» с полустёртой надписью «АлисА», да изношенных до дыр кед. Бесчисленные висюльки на шее и маленькие, почти декоративные чёрные крылышки – не в счёт.
В белой бездне свежевыкрашенного потолка растворяется дым от твоей «More». Когда-то мы с тобой верили, что сигаретами можно согреться. Когда-то мы верили, что бывает солнце, а зима проходит… Мы вообще много чему верили.
Чёрт, скоро совсем стемнеет, надо уходить. А ты всё сидишь на холодном подоконнике, болтаешь ногами, и, изредка прерываясь, чтобы сделать очередной затяг, напеваешь что-то андеграундное…
Машинально засунув руку в карман, я вынул слегка помятую пачку. «More». Море. Знаешь, оно такое же синее, как твои глаза, сестра. Когда-нибудь мы его увидим. Обещаю.



@настроение: сидели... курили...

@темы: праздники, Секундные заглюки, Дерзайский чай

22:57 

Всё о нас

За культуру ответишь!
— Сюда!

Бегом в спасительно-неприметный переулок. Быстрей ещё быстрей перекрыто впереди сетка рабица

— Давай за мной!
Прыжок на мусорный бак оттолкнуться от уступа стены резко вверх соскочить и звенящая преграда позади. Я ещё не успеваю сориентироваться, как твоя рука затаскивает меня в какую-то нишу. Сверху – грузное лопотание вертолёта. Ближе… Ближе… Здесь.

И дальше.

Кургузая тень уползает по отвесной плоскости прочь.

Теперь — прижаться к тебе и стене, и дышать дышать дышать… Упрашивать сердце биться чуть реже.

— Ну вот… На сегодня всё!

Пытаешься отдышаться и уже улыбаешься. Как я люблю эту твою улыбку: ты так же улыбалась в начальной школе, когда мы велосипед со стоянки угнали, а потом от мальчишек в кладовке прятались… Вот и теперь я смотрю на тебя, и так легко представить, что всё происходящее — просто игра, очередная авантюра, которую ты придумала. Враг остаётся повсюду, но ты со мной, и говоришь мне не думать об этом… И я не думаю.

— Нет, с дневными вылазками явно пора завязывать!

Подмигнула мне, тряхнула смоляной чёлкой, подстриженной «под мальчика», но сильно отросшей уже… Какая же ты сильная: рассчитываешь всё наперёд, сегодня снова спасла мне жизнь, и у тебя ещё хватает сил улыбаться. Для меня. Я тоже буду сильной, и тоже улыбнусь: сейчас это всё, что я могу сделать. Дура неуклюжая, я так виновата!..

— Хэл, прости… это из-за меня нас заметили…
— Да ладно тебе! Главное — живы. И до рассвета нас уже точно никто искать не будет.

Без тебя меня бы уже давно не было. Нет, без тебя меня бы вообще никогда не было: просто существовала бы какая-то бесполезная кукла Кэтти, смотрящая на мир типовыми пластмассовыми глазами, как они.
Всё, что у меня есть – всё, что я знаю и чувствую — дала мне ты.

— Значит так, — теперь смотришь серьёзно, даже холодно, что-то рассчитываешь — посидим полчаса здесь и уходим. Как раз солнце сядет…
Эти твои треснувшие часы с Микки-Маусом… Я помню их столько же, сколько тебя.

Мы познакомились ещё до школы, нам было по пять. Но ты уже тогда была намного старше и сильнее. Никому не разрешали с тобой играть, и мне тоже: говорили, что ты плохая, дерёшься и ругаешься, что ты живёшь с отчимом, а он пьяница… Но я всё равно приходила. Тайком. Это был первый раз, когда я не послушалась родителей. Мне было интересно только с тобой. С тех пор мы всё время проводили вместе, и в школе, и после уроков… А недавно мы проснулись, и оказалось, что во всём мире есть только Мы и Враг. Теперь живём вот так. Изо всех сил живём в мёртвом, оскалившемся городе.

Солнце садилось за нами, и тень от стены напротив боязливо вжималась в неё.

— Ладно, пойдём.

Киваешь сама себе, быстро поднимаешься и подаёшь мне руку. Раньше мои руки всегда были в чернилах, а твои — в царапинах… теперь и у меня всё тело в ссадинах и порезах.
Пошли медленно и предельно тихо. Ты, как всегда, чуть впереди. Прежде шумящий деловой город замолк совсем: слышен даже шелест газет, кружащих над асфальтом. И в каждой из них — наши фотографии и злые чёрные надписи на их языке. Когда-то я могла их читать, но ты сказала «забей», и я перестала.

Из переулка выходим на проспект. Залитый густо-оранжевым светом он подавляет своей пустотой, выбитыми окнами в зданиях, взорванным мостом впереди… Это мы его взорвали. Как же тихо и страшно! Я невольно ускоряю шаг и оказываюсь рядом с тобой. И в то же мгновение ты резким движением заграждаешь мне путь.

— Тихо!

Быстро и бесшумно — вслед за тобой, за разбитую полицейскую машину. Ты знаешь, что делать…

Из-за угла неспешно выходит один из них. В защитной форме, безликом пластиковом забрале. Кажется, не заметил.

— Так. Спокойно...

Ты медленно суёшь руку под рубашку и достаёшь из-за пояса пистолет.
Что?!

Твой ледяной взгляд, шёпот:

— Ни звука.

Медленно, очень медленно поднимаешься из-за крыла… Я вжимаюсь в покорёженную дверь стискиваю уши закрываю глаза

— Держи, — мне на колени падает скользкая тяжесть рукоятки — пойдём быстрей, он ранен.

Слова шершавыми крупицами трещат в голове, будто прорезаясь сквозь слой ваты

Ноги дрожат, но я поднимаюсь. Ты уже в пяти шагах до тела на тротуаре. Оборот, взмах рукой:

— Не боись, не встанет уже.

На твоих губах — усмешка. Шум в голове всё сильнее...

Содрогаясь на асфальте, он рванул забрало и стих. Смотрел неподвижными голубыми глазами в небо, светлая прядь прилипла ко лбу…
Так не бывает не бывает так просто

Ты садишься на корточки рядом и отстёгиваешь от его ремня маленькую сумку.

— Хэл… ты… убила его?
— А что мне было делать? Иначе — ты сама знаешь. Чтобы мы могли быть свободны, пришлось научиться. И тебе придётся, друг.

Шум невыносим, кажется, он вибрирует само пространство.

— Нет — я сказала тебе «нет»? — я... не хочу.

Ты обернулась и смотришь очень серьёзно.

— Кэт, послушай, ты же знаешь, есть только Мы и Враг, и здесь они повсюду, иначе нам не выжить.

Тридцать минут назад и я это знала. Нет, не знала. Это сказала мне ты. Всё что ты говорила, постоянно звучит в моей голове.

Подходишь близко, твоя рука на моём плече, но я не чувствую. Шум переходит в треск и лишь где-то на самом дне сознания, глухим этом — твой голос:

— Пойдём. Успокойся. Кэт, это скоро закончится, обещаю. Я знаю, где достать машину — осталось только пересечь черту, я там уже была, и ты сможешь. Вырвемся, и будем свободны. Мы. С тобой.

Ты снова улыбаешься, тряхнула чёлкой…
это не может быть по-настоящему не может быть

— Ну чего ты, пойдём скорее! Это патрульный был, скоро его хватятся! Я тут одно место знаю, посидим там до утра, а завтра уберёмся отсюда, и больше никаких врагов! Только Мы, ты и я, слышишь, друг?

Треск оборвался, а вместе с ним пропало всё — проспект, акведук, машина

Невысокая черноволосая девушка, что стоит напротив меня — друг. А тот голубоглазый парень на тротуаре — враг. Что может быть проще?

— Зачем, Хэллен?! Зачем я была тебе нужна всё это время?!! Что ты со мной сделала?!!!
— Ты сошла с ума! Потом поговорим, идём!

Ты резко разворачиваешься и уходишь быстро. Не сомневаешься, что я пойду за тобой.




а люди всё смотрели на девчонку в изорванной школьной форме, рыдающую на коленях, на грубой текстуре асфальта. Пистолет и два тела лежали рядом.

@музыка: t.A.T.u

@настроение: О.о

@темы: Секундные заглюки, Бред, Къ сему руку приложилъ

21:36 

Святая правда...

За культуру ответишь!
Истинный петербуржец при виде разведённого моста восклицает не "Вау!" а "Блииин!!!"

@настроение: :)

@темы: Наблюдения, Весёлое, Секундные заглюки

22:38 

Иногда они возвращаются

За культуру ответишь!
Это странно, но мне снова даёт о себе знать Кэтрин Корсон. Та девчонка из "All about Us". Неужели, она всё-таки больше чем персонаж рассказа, не являющегося для меня ничем, кроме очередного эксперимента? Это странно и страшно. Неужели, она живёт во мне? Не знаю. Не знаю даже, хочу ли знать. Но на бумаге - строчка:

Я боюсь только одного: того, что ты бросишь меня, и тогда я не буду знать, чего бояться.

@музыка: "30 minutes", t.A.T.u.

@темы: Я, Секундные заглюки, Мысли вслух

18:25 

Максимальная близость

За культуру ответишь!
Это в обнимку на полуторном диване, в комнате, где по полу разбросаны вещи, или - сидя на скамейке, держа тебя за руку наблюдать, как ты творишь из облаков лошадку?

@музыка: "Иди через лес", Сплин

@настроение: что-то не так...

@темы: Секундные заглюки, Стеклянный замок

12:08 

Из газеты анекдотов. Тоже мне анекдот...

За культуру ответишь!
«Молитва - это наглость думать, что Бог сделал что-нибудь не так.»

@темы: Секундные заглюки

22:35 

Я понял!

За культуру ответишь!
Гробницы на планете Коррибан - это ситхотворения!

@музыка: "Imperial March", John Williams

@настроение: :D

@темы: Секундные заглюки, Звёздные Войны

21:48 

Банальный вывод

За культуру ответишь!
Личная жизнь всегда обрывается личной смертью.

@музыка: "Только ты", А. Костюшкин

@темы: Секундные заглюки

20:22 

Диалог вчера вечером

За культуру ответишь!
— Я понял: "бюрократия" - это власть секретера!
— А у тебя в нём безвластие.
— У меня там анархия. А она, как известно, мать порядка! :D

@музыка: "Мама Анархия", Чайф

@настроение: :D

@темы: Секундные заглюки, Весёлое

15:20 

Дурацкая мысля

За культуру ответишь!
Ну почему не всё так просто отыскать в квартире, как мобильный телефон? Как мне порой хочется "вызвонить" часы, фотоаппарат, и самое главное — второй носок!!!

@темы: секундные заглюки

21:51 

"Помнишь, как мы проводили холодные зимы?.."

За культуру ответишь!
Ничего не говори мне. Не говори, почему мы оставили тёмную квартиру и сидим на полу в подъезде, прислонившись к тёплой, громоздкой и обшарпанной батарее. Не говори, почему глупая лысая лампочка под потолком чуть покачивается в клубах сигаретного дыма. За нашими спинами на подоконнике источают пар два гранёных стакана с нестерпимо крепким чаем, и горит беспокойный кружок «Lucky Strike». А ещё дальше – ночь, зима и метель. Чёрный холод. В твоих руках – сухая ромашка. Крутишь её в пальцах, отрываешь мёртвые лепестки: будет — не будет... Ну, что получилось?
А впрочем, ничего мне не говори.

@музыка: "Холодные зимы", Сплин

@темы: секундные заглюки, настроение, сплин и его последствия

22:21 

Немножко заглюков

За культуру ответишь!
* * *
Русская рулетка по-хогвартски: игра в бутылочку с дементором. :c:Лорд Эни и Гвен Клайв
* * *
Позывные Оби-Вана и Эни на секретной волне ордена Джедаев были «аnyone».
* * *
Теперь весь курс в курсе, как парят на парах.

@настроение: :)

@темы: Секундные заглюки, Звёздные Войны

From streets to Stratosphere

главная