фон Штырман
За культуру ответишь!
Это очень странно, но хочется в церковь. В Казанский или в Гатчину. Неплохо бы и к Ксеньюшке на Смоленское кладбище съездить... Я ведь обещал, что если испанский сдам - свечку поставлю, и так до сих пор и не добрался. И Пасху хочется.
Я никогда не чувствовал себя христианином, я вообще "на Вы" с религией - многого не знаю, не понимаю, и как-то не стремлюсь узнать. Общение с некоторыми "верующими" и "священнослужителями", а так же информация о церковной политике так же отнюдь не способствовала моему сближению религией.
Моя родня в современном её составе не очень-то религиозна, но никого из них атеистом так же не назовёшь. У меня была прапрабабушка, которая ежедневно ходила на Службу и беспрестанно молилась, и прадед, член Партии, который на венчание своей дочери припёрся с транзистором, и когда ему стало скучно, его включил. Бабушка старается ходить в церковь по большим праздникам и из окна украдкой крестит меня вслед, когда я ухожу. Последнее меня почему-то раньше немного раздражало, но став старше я понял, что это важно для неё, и просто делю вид, что не знаю об этом. Отец любил повторять, что о Боге надо вспоминать в самую последнюю очередь, когда больше уже ничто не поможет, и я, пожалуй, согласен с его мнением. Поэтому я крайнее редко что-то прошу. Мне вообще очень неудобно что-то просить у Бога, как будто у него и без меня мало забот. Другое дело - прийти поблагодарить Создателя за замечательный мир.
Меня воспитывали с уважением к христианским традициям, но не более того. Я крещёный, и ношу крест, как амулет от ночных кошмаров: когда-то поверил, что помогает, и помогает с тех пор. А под настроение я хожу в церковь. Церкви мне нравилось с детства - снаружи на них красивые, похожие на лук или кремовые навершия сладких рожков, нарядные купола, а внутри - завораживающие, иногда жутковатые древние иконы с мудрыми огромноглазыми карекожими лицами и более новые изображения, где люди и ангелы так печальны и прекрасны. Там живой огонь липких тоненьких свечек, чудесные запахи и волшебные витражи, а ещё всегда тайна: а что там за иконостасом? Куда уходит священник? "Ты был там, когда был совсем маленький" - говорил мне отец - "Тебя там крестили. Девочек в алтарь не носят, а мальчиков носят. А больше туда никто, кроме священников, не ходит". И я всё жалел, что был слишком маленький, чтобы запомнить, что там внутри: наверняка что-то магическое! А Крестный Ход! Мало того, что это - ещё одна ночь в году, когда можно не спать! Как красиво священники, с огромными свечами и хоругвями, идут и поют. Я всегда любил обогнать толпу и пристроиться сразу за ними, чтобы идти, слышать их громче всех, разглядывать одежды, флаги и подсвечники. А ещё в церкви очень странные древние слова, красивые и нелепые одновременно. Даже пройдя курс старославянского (и заколдобясь вельми) они не перестали мне казаться волшебными. "Взываху"... это слово пахнет ладаном, варёными яйцами с солью свечным воском и имеет вкус кулича и творожной массы, завёрнутой в марлю.
Не причисляя себя к христианам, и, говоря прямо, во многом не соглашаясь с их интерпретацией бога, я точно знаю, что есть места плохие и хорошие. И церковь - одно из самых спокойных и безопасных мест в мире. Место, где столько людей столько лет желают миру добра, просто не может быть плохим. Наверное именно поэтому туда и хочется именно сейчас.

@темы: Истории и другие истории, Я